Санкт-Петербург
тел. +7(953) 356-87-96

Поиск по сайту:

Продажа эксклюзивных VIP-моделей и VIP-баров подводных лодок

Проект 667Б "Мурена" (NATO – Delta I)

1. История проекта

Планом военного кораблестроения на 1969-1980 гг. предусматривалось создание устойчивой стратегической ракетно-ядерной подводной системы с оружием большой дальности, дополняющей межконтинентальные баллистические ракеты наземного базирования, составляющие в то время основу ракетно-ядерного арсенала страны. Это решение было, в значительной мере, обусловлено созданием в США мощной системы гидроакустического обнаружения Советских подводных лодок на путях их перехода. В состав системы “Сосус” входила система гидроакустических антенн, расположенных под водой вдоль североамериканского побережья, а также средств автоматизированной обработки сигналов шумопеленгования на береговых вычислительных центрах. Возникала крайне неприятная ситуация, когда каждая подводная лодка, выходившая в Атлантику, могла оказаться в зоне действия американской системы подводного наблюдения, зафиксирована и передана для дальнейшего сопровождения маневренным противолодочным силам. Все это создавало нашим подводным силам серьезные проблемы. Решение их было возможно как за счет снижения шумности подводных атомоходов, так и в результате изменения районов боевого патрулирования.

В рамках программы военного кораблестроения намечалось строительство новых атомных подводных ракетоносцев, являющихся дальнейшим развитием подводных лодок 2-го поколения 667-го проекта.

Следует отметить, что в отличие от Советского Союза, делавшего акцент на строительство новых ракетных лодок, американский флот приступил к глубокой модернизации ранее построенных подводных лодок типа “Лафайет” (31 корабль этого типа вступил в строй в 1963-1967 гг.). Лодки ВМС США получали на вооружение новый ракетный комплекс “Посейдон” С-3 с ракетами, оснащенными разделяющейся головной частью с боевыми блоками индивидуального наведения. В то же время дальность пуска новых ракет по сравнению с БР “Поларис” А-3 возросла незначительно (с 4600 до 4600-5600 км), что практически не привело к изменению районов боевого патрулирования американских ПЛАРБ. Первый из американских ракетоносцев, переоснащенных “Посейдонами” - SSBN-627 “Джеймс Медисон” - вошел в строй 28 июня 1970 г., последний, 31-й по счету (SSBN-659 “Вилл Роджерс”) - 8 февраля 1974 г.

Развитие Советских стратегических подводных ракетоносцев второго поколения шло, в первую очередь, в направлении повышения дальности их ракетного вооружения. Новый ракетный комплекс Д-9, находящийся в разработке с 1963 года, должен был обладать дальностью, в три раза большей, чем Д-6. Возможности устанавливаемого на лодку навигационного комплекса не обеспечивали требуемой точности стрельбы ракетой, имеющей традиционную инерциальную систему наведения. В результате В.П. Макеев совместно с руководителями НИИА, НИИАП и НПО “Геофизика” приняли решение о создании бортовой системы азимутальной астрокоррекции, позволяющей уточнять по звездам положение ракеты в пространстве и корректировать направление ее движения.

Дальнейшее совершенствование системы управления ракетной стрельбой позволяло в пять-семь раз сократить время предстартовой подготовки и, что особенно важно, обеспечить старт всего боекомплекта в одном залпе.

За увеличение боевых возможностей ракетного комплекса пришлось заплатить возрастанием массы и габаритов ракеты. По сравнению с Р-27 длина новой БР увеличилась на 40%, диаметр корпуса - на 20%, а стартовая масса - вдвое. В результате, для того, чтобы “втиснуть” новый комплекс в уже существующий корпус лодки, пришлось сократить число ракетных шахт с 16 до 12. Однако, как показывали расчеты, внедрение ракетного комплекса Д-9 повышало эффективность ракетного крейсера 667-го проекта в 2,5 раза.

Тактико-техническое задание на атомную подводную лодку, оснащенную комплексом Д-9, было утверждено в 1965 году. Разработка корабля, получившего проектный номер “667Б” и шифр “Мурена”, велась в ЦКБ МТ “Рубин” под руководством главного конструктора С.Н. Ковалева.

Работы по созданию ракетоносца шли довольно быстрыми темпами, несколько опережающими сроки создания ракетного комплекса. В результате опытные пуски БР начались уже после ввода в строй головного корабля серии. Ракетный комплекс был официально принят на вооружение лишь12 марта 1974 г.

Строительство серии из 18 атомных подводных лодок проекта 667Б велось на Севмашпредприятии в г. Северодвинске, где было построено 10 ПЛАРБ, а также на заводе им. Ленинского комсомола (Комсомольск-на-Амуре), построившего восемь кораблей. Головная субмарина, К-279, была заложена в Северодвинске в 1971 году и вступила в строй 27 декабря 1972 г. За ней последовали другие “северные” лодки.

В Комсомольск-на-Амуре постройка кораблей проекта 667Б началась несколько позже, чем в Северодвинске. К-366 вступила в строй в 1975 году. За ней в состав Тихоокеанского флота вошли К-417, К-477, К-497, К-500, К-512, К-523 и К-530.

Конструкция “Мурены” в целом повторяла конструкцию ее предшественницы - “Наваги”. Двухкорпусный корабль несколько увеличенной, по сравнению с проектом 667А, длины имел прочный корпус, разделенный на 10 водонепроницаемых отсеков. Из-за большей длины ракет обтекатель ракетных шахт стал более высоким, а силуэт лодки приобрел характерный “горб” - ярко выраженный опознавательный признак лодок проекта 667Б и более поздних модификаций.

Главная энергетическая установка мощностью 52.000 л. с. включала два водоводяных реактора ВМ-4Б и две паровые турбины ОК-700 с турбо-зубчатыми агрегатами ГТЗА-635. Имелись два дизельгенератора ДГ-460 и два электродвигателя экономичного хода (2 х 260 л. с.). Для снижения гидроакустической заметности корабля была введена двухкаскадная амортизация виброактивных механизмов паротурбинной установки.

Подводная лодка получила новый навигационный комплекс “Тобол-Б”, включающий аппаратуру космической навигационной системы “Циклон-Б” и обеспечивающий все исходные данные для проведения подготовки и пуска ракет.

Средства радиосвязи, на более ранних проектах атомных подводных лодок являвшиеся “набором” различных систем, на новой лодке впервые были интегрированы в единый комплекс. Корабль (также впервые) получил и автоматическую систему космической связи “Молния-1”. Как и на лодках проекта 667А, на новом атомоходе установили гидроакустический комплекс “Керчь”.

Корабль получил новую боевую информационную управляющую систему. Впервые на отечественных подводных лодках на проекте 667Б для управления ракетным оружием была применена автономная корабельная цифровая вычислительная система (КЦВС), решающая задачи ракетной стрельбы. Весь ракетный боекомплект подводной лодки мог быть выпущен в ходе одного залпа.

В состав ракетного комплекса Д-9 вошли 12 двухступенчатых жидкостных ампулированных ракет Р-29 (4К75, РСМ-40, западное обозначение - SS-N-8) с максимальной дальностью стрельбы до 7800 км.

Ракета Р-29 была выполнена на тех же технических принципах, что и предшествующая БР типа Р-27. Однако на ней впервые был реализован ряд передовых технических решений. В частности, двигатель второй ступени был утоплен в бак окислителя первой ступени, что позволяло создать весьма компактную конструкцию. Бортовая аппаратура системы управления ракеты впервые в морском ракетостроении имела в своем составе цифровую вычислительную машину. Для обеспечения необходимой точности при возросшей дальности стрельбы инерциальная система управления ракетой (впервые в мире) была дополнена системой коррекции плоскости полета по звездным ориентирам. Круговое вероятное отклонение составило 1500 м.

Р-29 стала и первой отечественной морской ракетой, оснащенной средствами преодоления ПРО противника. Легкие ложные цели в сложенном состоянии размещались в специальных цилиндрических контейнерах, вваренных в бак горючего второй ступени.

Длина МБР составила 13,435 м, диаметр корпуса - 1,8 м, стартовая масса - 33,3 т, забрасываемая масса 1,1 т, мощность БЧ -1 мт. Ее производство осуществлялось Красноярским машиностроительным заводом в кооперации с другими предприятиями Сибири (следует отметить, что освоение выпуска Р-29 шло с большими трудностями из-за высокой степени новизны применяемых технологических процессов).

Корабль оснащался БИУС “Восход” с корабельной цифровой вычислительной системой “Альфа”, решающей стрельбовые задачи. Впервые в мире для РПКСН проекта 667Б была создана система защиты ракет от несанкционированных действий, обеспечивающая осуществление пуска только после получения приказа Верховного командования.

Пуск ракет мог выполняться из подводного положения с глубины 55 м при скорости лодки до 5 узлов и волнении моря до 6 баллов как залпом всего боекомплекта, так и одиночными ракетами. Допускалась ракетная стрельба как из подводного, так и из надводного положения, при нахождении корабля в базе (такая возможность обеспечивалась межконтинентальной дальностью ракеты). Предстартовая подготовка и производство самого старта осуществлялись в автоматическом режиме. Если для комплекса Д-5 широта точки старта ограничивалась 85°, то Д-9 стал первым в мире всеширотным ракетным комплексом.

Стоит сравнить комплекс Д-9 с наиболее совершенным американским ракетным комплексом - “Посейдон” С-3, поступившим на вооружение практически одновременно с Советским аналогом. При примерно равной стартовой массе (29,5 т) американская ракета в штатной комплектации (10 боевых блоков по 50 кг) обладала максимальной дальностью 4600 км (60% от дальности Р-29). В то же время точностные характеристики американской БР (КВО порядка 450 м) были значительно выше. Глубина пуска “Посейдона” составляла 15-30 м, тогда как Советская ракета могла стартовать с 55-метровой глубины. Как Советская, так и американская лодки могли выстрелить весь боекомплект одним залпом. В то же время американский комплекс имел более длительное время подготовки в пуску (порядка 15 минут) и значительно больший интервал между пусками ракет (около одной минуты).

В 1978 году на вооружение флота поступил модернизированный комплекс Д-9Д с усовершенствованной МБР Р-29Д, обладающей дальностью, увеличенной до 9100 км, а также повышенной точностью (КВО порядка 1000 м).

Комплекс Д-9Д был установлен на нескольких лодках проекта 667Б в ходе их капитального ремонта и модернизации. В 1986 году была вновь проведена модернизация комплекса.

В носовой части подводной лодки располагалось четыре 533-мм торпедных аппарата с суммарным боекомплектом из 12 торпед, а также два 400-мм ТА.

Головной корабль проекта 667Б - К-279 - поступил в 1972 г. на вооружение дивизии стратегических подводных лодок СФ, базирующейся в бухте Ягельная. Его первым командиром стал капитан 1-го ранга В.П. Фролов, вскоре после этого получивший звание контр-адмирала (это был первый случай в истории послевоенного отечественного флота, когда командиру корабля было присвоено адмиральское звание). В том же году было принято решение о формировании 41-й дивизии, оснащенной только кораблями проекта 667Б. В 1974 году новое соединение было перебазировано в Гремиху, войдя в состав 11-й флотилии подводных лодок.

В 1982-1983 гг. крейсер К-279 (капитаны 1 ранга В.А.Журавлев и Ю.А.Голенков) был направлен в Белое море для несения боевой службы подо льдами в течение всей зимы. В практически замкнутой, недоступной для потенциального противника акватории, лодка несла службу в течение шести месяцев до весеннего таяния льдов. Смена экипажей корабля была произведена при помощи ледокола.

Подледные плавания не обходились без аварий. Так, в 1984 году все та же К-279 (командир капитан 1 ранга В.А.Журавлев), неся боевую службу в центре моря Баффина, при скорости 7 узлов на глубине 197 м столкнулась с айсбергом. С дифферентом 45° корабль провалился на глубину 287 м, однако усилиями экипажа был спасен и благополучно вернулся на базу (при этом следует иметь в виду, что ни один навигационный гидрографический справочник до этого случая не давал глубину самых крупных айсбергов более 160 м).

На ТОФ атомоходы проекта 667Б вошли в состав 25-й дивизии стратегических подводных лодок, базирующейся на Камчатке. Однако “звездопад” на погоны командиров подводных крейсеров закончился: штат кораблей проекта 667Б был изменен и командирская должность вновь стала соответствовать званию капитана 1-го ранга.

В начале 90-х годов часть ракетных подводных крейсеров стратегического назначения была переведена на базу Павловское в Приморье.

Зона боевого патрулирования “Мурен” Северного флота располагалась, как правило, между Гренландией и Новой Землей и была достаточно надежно защищена силами СФ. Переход из пункта базирования в район несения боевой службы занимал не более двух-трех суток.

На Тихоокеанском флоте боевая служба кораблей проекта 667Б началась в 1975 году. Лодки несли боевое дежурство в районах, находящихся на относительно небольшом удалении от берегов Камчатки.

Поступление на вооружение атомоходов проекта 667Б с межконтинентальными баллистическими ракетами существенно повысило стабильность морской компоненты советской стратегической ядерной триады. Теперь стратегическим ракетоносцам уже не требовалось прорывать противолодочные рубежи НАТО в Северной Атлантике или приближаться к западному побережью США, также надежно прикрытому средствами ПЛО. Они несли боевое дежурство в относительно безопасных водах, где американские противолодочные АПЛ сами подвергались повышенной опасности от советских средств ПЛО.

Пик пополнения флота лодками проекта 667Б пришелся на самый разгар т.н. "разрядки", когда с Соединенными Штатами были заключены первые соглашения об ограничении стратегических ядерных вооружений, а отечественные средства массовой информации настойчиво твердили о "миролюбивой внешней политики Советского Союза" и необходимости дальнейшего разоружения. На этом фоне, к великому неудовольствию флотских политработников, особенно контрастно выглядело появление в Сайде-Губе или бухте Сельдевая все новых черных корпусов "букашек" (как прозвали ПЛАРБ проекта 667Б на флоте). По западной классификации “букашки” (как прозвали ПЛАРБ проекта 667Б на флоте) получили обозначение Delta.

В 1994 году началось постепенное списание лодок проекта 667Б. К концу 1997 года продолжали нести службу лишь К-447, К-457 (СФ). К-500 и К-530 (ТОФ).

Казалась, биография “Мурен” окончательно завершилась. Однако неожиданно у этих кораблей появилась перспектива “второго рождения”. На одном из последних заседаний Совета безопасности России, состоявшемся в конце 1999 года, и проходившем под руководством Владимира Путина, было рассмотрено и получило одобрение предложение об использовании выведенных из боевого состава флота РПКСН в качестве грузовых подводных судов для использования в Арктике.

Реализация идеи арктической подводной магистрали для транспортировки твердых и жидких грузов уже ведется по нескольким направлениям. В конце ноября 1999 г. между Центром российского атомного подводного судостроения (ГРЦАПС) и РАО “Норильский никель” было подписано соглашение о переоборудовании нескольких списанных атомных подводных лодок, ожидающих утилизации в Северодвинске, в подводные транспорты.

Другой договор, подписанный генеральным директором ГРЦАПС Давидом Пашаевым и генеральным директором ЦКБ “Рубин” Игорем Спасским, предусматривает разработку проектов переоборудования в подводные транспортные суда выведенных из состава ВМФ РПКСН, а также новых транспортных АПЛ специальной постройки.

В подводные транспорты намечено, в первую очередь, трансформировать корабли проектов 667Б и 667БД, имеющие ракетные отсеки объемом более 1000 м3. При замене этих отсеков на специальные грузовые емкости в них можно перевозить до 2000 т грузов, при этом запас плавучести ПЛ уменьшится с 35 до 20,5%, что по-прежнему позволит им всплывать не только в полыньях и разводьях, но и в сплошном льду толщиной до 1,5 м, взламывая его рубкой и корпусом.

Применение транспортных атомных подводных лодок (ТАПЛ) обеспечит круглогодичную связь Норильска с "большой землей" через порт Дудинка.

Практическая реализация проекта создания ТАПЛ позволит на ближайшие 10-15 лет отложить болезненный и дорогостоящих процесс утилизации почти двух десятков РПКСН, заставив эти корабли “зарабатывать деньги”.

Использование ТАПЛ позволит активизировать работы по освоению подводных нефтегазовых месторождений на континентальном шельфе российского сектора Арктики, а также возродить Северный морской путь, переживающий сегодня далеко не лучшие времена.

2. Основные ТТХ проекта 667Б

Длина наибольшая

139 м

Ширина наибольшая

11,7 м

Осадка по КВЛ

8,4 м

Водоизмещение нормальное

8900 м³

Водоизмещение полное

13700 м³

Глубина погружения рабочая

320 м

Глубина погружения предельная

450 м

Номинальная мощность ЭУ

52000 л.с.

Скорость полная надводная

16 узл.

Скорость полная подводная

26 узл.

Автономность

70 сут.

Экипаж

120 чел.

Вооружение

20 пусковых шахт Р-29 комплекса Д-9;

4 ТА 533-мм и 2 ТА 406-мм

3. Схема проекта

© rus-akula

Создать бесплатный сайт с uCoz